Международный экономический форум 2009

Щемелинин С.А.,Кругликова О.В.

Региональная социально-экономическая система: понятие, классификация, структура и основные элементы

Современные направления формирования глобального мирового экономического, информационного, финансового пространства ставят принципиально новые вопросы, связанные с формированием и развитием форм и методов управления региональными системами.

Под региональными системами следует понимать части территории государства, характеризующиеся относительной однородностью социально-экономических показателей или пространственной близостью к одному из центров, взаимодействующие с другими частями территории государства и имеющие в обязательном порядке органы управления и/или общие программы развития федерального уровня.

В классической работе Н.Н. Некрасова «Региональная экономика» (1978) «под регионом понимается крупная территория страны с более или менее однородными природными условиями, а главным образом - характерной направленностью развития производительных сил на основе сочетания комплекса природных ресурсов с соответствующей сложившейся и перспективной социальной структурой».

Части территории рассматривались и рассматриваются в качестве региональных систем, прежде всего, представителями экономической географии, где термин «система» по отношению к территориальным образованиям появился еще в начале 60-х годов прошлого столетия. Так, «первоначально он относился только к природным сочетаниям. Впоследствии была сделана попытка перене­сти его и на системы экономической географии». Для социально-экономических явлений географами чаще применяется термин «территориальная система». Так, Родоман Б.Б. подразумевает под ней «такое множество предметов, обладающих различными географическими координатами и связанных между собой потоками вещества, энергии и информации, которое в отношениях с внешним миром выступает как единое целое» [4].

Многие современные отечественные работы по региональной экономике избегают употребления термина «региональная система» или его аналога «территориальная система» при характеристиках объектов анализа. В ряде работ используется понятие «региональная система», однако четкого определения последнему не дается.

Однако понимание региона в качестве системы можно считать общепринятым. Согласно Гранбергу А.Г., «регион - это определенная территория, отличающаяся от других территорий по ряду признаков и обладающая некоторой целостностью, взаимосвязанностью ее элементов» [4]. Отдельные исследователи воспринимают регион как систему: «регион - целостная система со своими структурой, функциями, связями с внешней средой, историей, культурой, условиями жизни населения» [3, 6, 7].

В научной литературе можно встретить также понимания региона как историко-культурных зон, «объекта политологического анализа» [5], «субъекта политики и общественных отношений» [3]. «Политическая самобытность, которая может принимать самые различные политические формы» была определяющей при введении понятия «регион» в Декларации о регионализме в Европе, принятой в конце 1996 г. в странах Европейского Союза.

Маршалова А.С. считает, что «регион является не только подсистемой социально-экономического комплекса страны, но и относительно самостоятельной его частью с законченным циклом воспроизводства, особыми формами проявлений стадий воспроизводства и специфическими особенностями протекания социальных и экономических процессов» [7].

В «Основных положениях региональной политики в Российской Федерации» содержится следующее определение: «Под регионом понимается часть территории Российской Федерации, обладающая общностью природных, социально-экономических, национально-культурных и иных условий. Регион может совпадать с границами территории субъекта Российской Федерации либо объединять территории нескольких субъектов Российской Федерации».

В широком - как основополагающая фундаментальная наука, охватывающая всю совокупность проблем, связанных с исследованием и конструированием систем. В узком смысле - общая теория социально-экономических систем стремится вывести из общего определения системы как комплекса взаимодействующих элементов понятия, относящиеся к организованным целым, и использовать общую теорию социально-экономических систем к анализу конкретных явлений [6].

При определении объема понятия «региональная система» еще в советский период подчеркивался родовой характер этого понятия для всего класса территориальных социально-экономических и природных систем, например, как экономические районы, города, территориально-производственные комплексы и др. Отмечалось, что региональные системы выступают в качестве сугубо открытых систем, являясь частью единого экономического целого (страна). При этом региональные системы по ряду важных системообразующих отношений формируют единое целое и поэтому для системного изучения региона, помимо преломления общегосударственных процессов, следует выделять и чисто региональные проблемы. «Сочетание регионального аспекта общих проблем со специфичными региональными проблемами логично приводит к общей концепции региональных систем».

Таким образом, понятие «региональная система» более узкое, чем термины «регион», характеризующий «практически любое территориальное образование от небольших ареалов, включающих даже часть одного муниципального образования, до межконтинентальных территориальных систем», или «территория», которая понимается некоторыми исследователями как синоним понятия «региональная система» [1].

В то же время, региональная система - более широкое понятие, чем понятия «региональные хозяйственные комплексы» или «экономика региона». Кроме собственно экономической категории региональная система включает в себя элементы, характеризующие развитие социально-культурной сферы, жизнедеятельности населения региона, состояния окружающей среды и др. в то же время, исследователи отмечали необходимость применения системного анализа «при выборе региона в качестве субъекта хозяйствования», делая акцент на изучении таких процессов как «экономическая целостность территории как хозяйственного комплекса, характер внутренних и внешних экономических связей, общность экономических, социальных и общественно-политических задач, решаемых на территории, возможность эффективного управления территорией».

Наиболее полно региональные системы формируются в федеративных государствах. В соответствии с одним из главных принципов федеративного государства о разделении власти по вертикали региональные системы совпадает с понятием субъекта федерации (штат в Австралии, Бразилии, Мексике, США, земля в Австрии, Германии, провинция в Канаде, кантон в Швейцарии и т.д.). Подобное понимание региона как термина, характеризующего субъект федерации, стало превалировать и в отечественных исследованиях последних лет. Однако общий вопрос о том, являются ли субъекты Федерации «чисто политическими образованиями или это объективно существующие районы общества, отражающие его «естественную» территориальную структуру», имеет множество различных ответов. Необходимо отметить, что существование данной проблемы отмечалось исследователями еще в середине прошлого столетия. Например, Н.Н. Колосовский, придававший большое значение экономическому районированию для целей административно-политического (административно-территориального) деления, подчеркивал различие этих двух вопросов.

Представляется, что региональные системы могут быть как более низкого - по сравнению с уровнем субъекта федерации - территориального уровня (например, крупное муниципальное образование), так и более высокого, «макро-регионального» уровня (например, на уровне ЕС).

Первое - в результате децентрализации, то есть прямой передачи предметов ведения и полномочий на более низкий по территориальной иерархии уровень, или с уровня страны в целом на уровень региональных систем. Выражением данного механизма в России стало конституционное закрепление федеративного устройства страны в 1993 г.

Второе - в результате деволюции, т.е. предоставления большей автономии региональным и местным органам управления в проведении политики в рамках имеющегося перечня полномочий. Проявлением данного пути можно считать реализацию субъектами РФ принципа, изложенного в знаменитой фразе первого Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина о возможности реализации регионами максимально возможного суверенитета.

Подобная политика федерального центра в середине 90-х годов прошлого столетия позволила значительно усилить системообразующие связи внутри таких региональных систем как субъекты Федерации.

Кроме того, путем укрепления внешних связей именно субъектов Федерации с регионами-соседями стали формироваться региональные системы более высокого иерархического уровня в виде межрегиональных ассоциаций экономического взаимодействия (например, свободная экономическая зона «Янтарь» в Калининградской области и др.).

Третье - в результате деконцентрации, когда федеральное правительство осуществляет рассредоточение собственной системы управления по территории, осуществляя при этом локализацию сфер ответственности отдельных управленческих органов.

Примером деконцентрации можно назвать формирование федеральных округов, созданных в 2000 г. указом Президента РФ (№ 849 от 13.05.2000 г.) и образованных путем рассредоточения функций федеральной власти по территории страны и не совпадающих (по крайней мере, первоначально в большинстве случаев) с границами каких-либо региональных систем, образованных путем усиления связей субъектов Федерации.

Следует отметить, что федеральные округа показали свою устойчивость именно в качестве региональных систем, несмотря на искусственность территориальной целостности. Некоторых из них, например, Приволжского и Уральского. В связи с выделением региональной структуры в федеративном государстве складывается иерархия региональных систем.

Иерархичность при этом проявляется в том, что каждый региональный компонент системы «страна» (например, субъект Федерации) может сам рассматриваться как система.

В качестве региональных систем выступают не только собственно субъекты Федерации, но и, например, отдельные города, группы муниципальных образований, с одной стороны, и крупные региональные образования, с другой.

Объективные различия в распределении топливно-сырьевых ресурсов, в агроклиматических условиях, историко-культурные традиции населения предопределили возникшее экономическое и социальное неравенство регионов.

При этом достижение идеального их равенства в принципе невозможно, речь может идти лишь о сглаживании пространственной поляризации и улучшении социальных параметров в рамках отдельных территорий.

Обычно в качестве показателя, характеризующего уровень социально-экономического развития региона используют душевые значения валового регионального продукта. Данный показатель применяется и при классификации регионов внутри европейского Союза.

Специалистами Совета по размещению производительных сил (СОПС) была разработана классификация, в которой одновременно учитываются уровень экономического развития региона, текущее состояние экономики, финансов, социальной сферы и природной среды, а также природно-географические и геополитические характеристики.

Другие классификации основаны на первичном выделении проблем регионов. В соответствии с классификацией, разработанной сотрудниками Института экономики и организации промышленного производства СО РАН, были выделены следующие типы регионов в зависимости от вида их основополагающих проблем:  традиционно-отсталые, или слаборазвитые;  депрессивные; традиционно-развитые, или высокоразвитые; регионы, имеющие ресурсы федерального значения, или программно развивающиеся.

Подобная классификация более отвечает задачам, стоящим перед государственной региональной политикой. Еще в середине 90-х годов сотрудниками Администрации Президента РФ были разработаны критерии выделения депрессивных регионов. Однако практического использования данная методика так и не получила.

Из-за разрыва хозяйственных связей в 1990-е годы в сложном положении оказались так называемые старопромышленные регионы или регионы с преобладающей составляющей обрабатывающих отраслей промышленности. Кроме того, в сложном экономическом положении оказались регионы, где происходило бессистемное свертывание военно-промышленного комплекса.

Как замечает А.Г. Гранберг, «понятие отсталости (слаборазвитости) региона является относительным. Оно имеет смысл только в контексте общей социально-экономической ситуации в стране» [3].

Развитие региональных систем во времени происходит с разной скоростью, что определяет наличие в едином государстве регионов, находящихся на разных уровнях социально-экономического развития и даже различных этапах цивилизационного развития: в России, например, несколько субъектов Федерации (республика Тыва, Республика Калмыкия) фактически остались на доиндустриальной стадии развития, в то время как Москва характеризуется как региональная система постиндустриального сообщества.

В целом, в Российской Федерации сформировались несколько групп регионов с качественно различным состоянием экономики и социальной сферы.

Прежде всего, это развитые регионы с достаточно высоким уровнем производства и жизни людей, среди которых выделяются нефтегазодобывающие районы (прежде всего, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа) и Москва. Другую группу составляют регионы со средним экономическим потенциалом. Однако наиболее распространенными стали проблемные регионы, среди которых выделяются депрессивные и отсталые регионы. К депрессивным относятся регионы, переживающие спад производства, в том числе в традиционных отраслях его специализации, с преобладающей долей аграрного сектора, нуждающиеся в крупных инвестициях. Однако, по мнению отдельных экспертов, в последние годы ситуация с депрессивными регионами понемногу начала изменяться. Это выражается, прежде всего, в том, что наиболее инвестиционно привлекательными становятся регионы, в которых отсутствуют существенные природные ресурсы, что подталкивает власти к более активным и долговременным действиям. Отсталые регионы характеризуются низкими значениями развития социальной и экономической сферы в сравнении с другими регионами.

По-разному экономические реформы повлияли на приграничные территории. В регионах, имеющих границу со странами дальнего зарубежья, вследствие либерализации внешней торговли, увеличении контактности со странами-соседями ситуация не ухудшилась столь сильно, как в других регионах страны. В то же время, регионы, граничащие с бывшими союзными республиками, из-за повышения функции «барьерности» данных границ, которые из внутренних стали государственными, оказались в неблагоприятной экономической ситуации (особенно, данное положение характерно для территорий, граничащих с бывшими среднеазиатскими республиками).

Можно констатировать, что экономическое поведение субъектов Федерации определяется самым широким спектром объективных и субъективных факторов.

Проведенный анализ показал, что региональные системы могут быть разделены на группы в зависимости от их места в иерархии и уровня социально-экономического развития региона. Последнее подразумевает выявление особенностей состояния и развития социальной и производственной подсистем региона, конкретизацию проблем этого развития и используется для целей региональной политики, проводимой федеральным центром.

Таким образом, региону присущи принципы системности. Рассмотрение регионов в качестве систем позволяет наметить некоторые подходы к их классификации по степени:

- открытости/замкнутости; в данном случае классификационные единицы могут выделяться в зависимости от интенсивности обмена потоками натуральной продукции;

- «реактивности»/«инертности»; основа классификации - степень восприятия новых явлений, например, в ходе диффузии рыночных инноваций;

- устойчивости/неустойчивости; основа классификации – интенсивность внутренних, а также внешних связей региональной системы;

- гармоничности развития. В данном случае учитываются степень и характер развития каждой из подсистем региона.

Логика изучения позволяет выделить элементы внутренней структуры региональной экономической системы. Под региональными элементами экономики понимаются, как правило, население, сферы, виды и результаты его деятельности на определенной территории в комплексе с соответствующей природной основой.

Таким образом, с позиции экономических отношений региональную систему можно рассматривать в трех аспектах.

Во-первых, она может служить объектом государственного регулирования и управления и хозяйственной деятельности различных производственных, финансовых и иных структур.

Во-вторых, региональная система, являясь подсистемой более крупной системы национальной экономики, может сама выступать хозяйствующим субъектом в виде заказчика программ регионального развития, эмитента региональных ценных бумаг и т.п.

В-третьих, региональная система является внешней средой для других хозяйствующих субъектов, действующих на ее территории.

Региональная система является сложной, взаимосвязанной по своим элементам и саморазвивающейся, удовлетворяя всем системным принципам.

Список использованной литературы

1. Бердяев, Н. Судьба России / Н. Бердяев. – М.: Московский писатель, 1990.

2. Берталанфи, Л. Общая теория систем / Л. Берталанфи. – М.: Наука, 1970.

3. Бусыгина, И.М. Концептуальные основы европейского регионализма / И.М. Бусыгина // Регионы и регионализм в странах Запада и России: сб. науч. тр. – М.: ИВИ РАН, 2001. – С. 7–15.

5. Гладкий, Ю.Н. Регионоведение: учеб. для вузов / Ю.Н. Гладкий, А.И. Чистобаев. – М.: Гардарики, 2002. – 382 с.

7. Денисов, А.А. Информация в системах управления: учеб. пособие / А.А. Денисов. – Л.: ЛПИ, 1980. – 67 с.


'